Выделенное 

Будущее нельзя угадать, его нужно придумать, договориться и сделать

w12

Стратегическая сессия по теме: «Онтология, онтология деятельности, системы поддержки принятия решений»

Эпоха Цифровой экономики и Национальной технологической инициативы.

В чём замысел события? На сегодня существуют десятки разнопрофильных, межпрофессиональных групп, которые ведут разговоры о технологической и цифровой трансформации, о сетевых, кибернетических, сетецентрических системах. В фокусе внимания всегда находятся системы моделирования, системы управления и поддержки принятия решений. Всё это имеет непосредственное отношение к базовым представлениям и описаниям деятельности.

Такие системы управления становятся всё более сложными и многофакторными, требуют целостных комплексных подходов и большого количества исходных данных. Сегодня создатели систем основываются на логике программирования и кодирования, компьютеры, программные приложения и интерфейсы являются базовыми ограничениями при создании систем описания и соответственно управления, взаимоувязывание разнородных программ становится слишком затратной задачей и уже очевидно, что требуется быстрое изменение базовой системы представлений и описаний для создания систем управления, по сути требуется новый язык взаимодействия, язык системной и межсистемной деятельной коммуникации во всех сферах жизнедеятельности.

Развитие цифровой экономики в России — это своевременный ответ на базовые мировые тренды. Эти тренды несут скрытую угрозу размывания государственных устройств и систем. Например – «Sharing Economy» — система отношений, которая может быть вне контроля любого государства, а на основе технологии «распределённых реестров» - «Blockchain», уже созданы инфраструктура и практики эмиссии и обращения цифровой валюты, выводящая финансовые операции из под контроля национальных финансовых систем.

Что такое «Цифровая экономика», «экономика данных», «цифровые предприятия»… — каждый понимает по-своему. А уж когда мы говорим о «цифровой трансформации», то вопросы и ответы запутывают участников таких разговоров до потери практического смысла коммуникации.

Все мы уже давно живем в эпоху наступившего будущего - будущего, придуманного нашими отцами и дедами, теперь нам предстоит сосредоточиться и договориться о будущем наших внуков и правнуков. Сюжеты связанные вокруг цифровой экономики, по моему мнению, задают именно такой формат для размышлений. Перед всеми нами встает вопрос: есть ли у нашей страны шанс занять достойное место в новом «житейском» укладе. В той системе отношений, которая уже состоялась и произошла, и теперь стремительно разворачивается, включая в новый тип социально-экономических отношений всех и каждого, независимо от его мнений и предпочтений.

Мне для рассматривания происходящих событий было удобным выделить 3 слоя разворачиваемого вокруг человека уклада:

  • технологический,
  • сетевой,
  • цифровой.

Такое различение позволяет мне сохранить объёмное видение при описании деятельности, не замыкаясь на исключительно компьютерные технологи, и применять кибернетические подходы с включением антропологических подходов, с учётом «искусства управления кораблём»(κυβερνητική).

В основе рассматриваемых сюжетов изменений лежат:

  • картина мира более обширная чем накопленный опыт (часто мифоконцепт),
  • деятельность индивидов и групп разных типов организованности (сети и иерархии, все связи, все узлы, все развязки, все участники, все предметы),
  • все модели пространства и времени (например - суточный цикл в месте/местах нахождения субъектов и объектов, что в свою очередь вписано во все временные циклы и все места, выбранной деятельности).

При этом фокус внимания направлен на предметную результативную деятельность, находящуюся «внутри» повседневного поведения.

Модели поведения

Когда горожанин решил совершить поездку и спускается в метро, прикладывает карту к считывающему устройству или нажимает иконку Uber на экране своего смартфона, он попадает внутрь приложения, позволяющего выполнить запрашиваемый запрос. В этот момент мы не задумываемся о том, как и что «зашито внутри».

А между тем, внутри «зашита» модель. В этой модели один человек ездит, являясь пассажиром, второй возит, являясь водителем, машинистом. Больше, как будто, никого нет. Но в реалиях создателями «сервиса» изначально была описана целостная модель поведения каждого участника транспортной системы. А вслед за моделью «пришли» технологии, обеспечивающие предсказуемость, безопасность и прочие обязательные обстоятельства и события, приводящие к желательным последствиям. Сегодня такие и подобные им модели хорошо оттестированы в социальных сетях, в госуслугах, в коммерческих и некоммерческих сервисах.

Другой пример. Если вы приехали в аэропорт, у вас на руках есть билет, а в системе его нет, то наличие у вас на руках билета ничего не значит. Вы никуда не полетите. И в этом случае технологии тоже лишь «финишная упаковка» продукта для конечного пользователя.

И мы как-то незаметно для себя уже находимся в сетевой цифровой технологической конструкции, сделались ее частью. И обсуждаемая цифровая экономика России, это всего лишь ответ на то, что уже произошло в глобальном мире. Мы заходим в новый технологический уклад, в новый тип описания жизни и себя, в новый тип повседневности.

Элементы базовой глобальной концепции.

Самые важные события запустившие цифровую экономику произошли в период 2000 - х годов и опубличены в 2005 – 2007 - 2010 годах.

Фонд Рокфеллера – «Impact Investments»

2007 год. Фонд Рокфеллера обрисовал будущность человека, «упакованного» в сеть. В соответствии с этим видением, человек является центром эмиссии всего, что только возможно (идей, товаров и услуг, и пр). Мы с вами привыкли к тому, что в экономическом смысле, под этим термином обычно подразумевают денежную эмиссию, то есть выпуск в обращение денежных знаков. На самом деле, под эмиссией можно подразумевать все, любые учётные единицы — эмиссия пластиковых карт, почтовых марок, ценных бумаг и прочих подтверждений фактов производства, владения, пользования и распоряжения предметами.

Базовой ценностью в схеме, предлагаемой концепцией «инвестиции влияния» признаются время и внимание человека, по месту его нахождения, а все остальное является производной его деятельности (понятие производная в данном случае применяется в математическо-экономическом смысле - предел отношения приращения функции к приращению ее аргумента при стремлении приращения аргумента к нулю). В этом направлении и устремились инвесторы. В управлении у компаний, присоединившихся к движению «Impact Investments», в настоящий момент — находится около триллиона долларов.

Концепция по сути определяет тождественность рабочего места телу человека, при наличии у человека устройств связи и обработки информации, то есть смартфон или иное портативное устройство с заданными свойствами. Главным продуктом, который производится и постоянно отдаётся в сеть человеком, становится персональное внимание, распределённое во времени по «тематическому рубрикатору деятельности(поведения)». То есть каждый человек становится центром эмиссии внимания, которое отчуждается в цифровое пространство, а за возврат своей доли, человеку предстоит побороться, участвуя в перераспределении учётных единиц, новой криптоэкономики.

Бизнес-модель Джеда Эмерсона Blended Value

Бизнес-модель Джеда Эмерсона (Jed Emerson) Blended Value (смешанная, купажированная, совокупная ценность) — модель, при которой некоммерческие организации, бизнес и инвестиции оцениваются на основе их способности создавать смесь финансовой, социальной и экологической ценности. Чем выше у человека или группы способность к производству совокупной ценности для максимального числа участников вокруг, чем больше позитивного внимания привлечено к деятельности, тем выше оценка. Такого рода организации, работающие по этой модели, стремятся к максимизации своей ценности для общества, но фокус при этом - увеличение своей финансовой эффективности.

Джед Эмерсон описал человека не только как экономический субъект — по Карлу Марксу (Д-Т-Д'), а как собирательную социально-экономическую, индивидуально-коллективную, точечно-сетевую, природно-экологическую сущность, создав некую сетевую, сетецентрическую антропологическую модель деятельности человека с человеком и группой. По сути идёт разработка систем оценки качества и количества внимания во времени, отчуждаемого в сеть. И на этот раз под сетью подразумевается совокупность цифровых, физических и модельных пространств деятельности.

Технология Сатоши Никамото Blockchain

2007 год. Технология Сатоши Никамото (Satoshi Nakamoto) Blockchain — система доверия. Упрощённо, данное решение представляет собой совокупность распределенных реестров, которые «не позволяют» переписать историю. Распределенный реестр — это база данных, которая может быть распределена по сети разнообразных сайтов в разных географических зонах или организациях. Из этого следует отсутствие единого центра управления и самое главное — «невозможность» изменения существующей в реестрах информации. По сути в основе технологии нет принципиальной новизны – стандартная модель ответственного архивного хранилища, правила формирования, передачи, копирования, соотнесения… и другие правила документооборота, создающие подлинность. Но безлюдность и децентрализация заявляются, как надежда и вера в невозможность подкорректировать прошлое или вообще изменить его, как это пытались и до сих пор пытаются сделать люди, облаченные властью.

Sharing Economy

В 2010 году появляется модель Sharing Economy (распределённая экономика совместного пользования, «долевая» экономика, экономика сотрудничества и участия) — множество мелких владельцев имущества и компетенций обращаются к онлайновым площадкам, чтобы сдать в аренду неиспользуемую часть принадлежащего им имущества, включиться в проектную кооперацию, а потребители и партнёры арендуют или контрактуют друг друга и все взаимодействия происходят без участия посредников или операторов из классических бизнес-моделей.

Sharing Economy сегодня — это огромные инвестиции в e-commerce (электронная коммерция), когда любой товар может продаваться в Сети без участия человека-продавца. В процессе участвует только покупатель. Кстати, покупатель может скоро тоже перестать быть человеком. Вы возьмете телефон, скажете Siri, что хотите купить такой-то холодильник, и она его вам найдет. И этот блок технологий сейчас активно развивается. Аналогичное будущее неизбежно наступит во всех сферах, например, в энергетике: вы обустраиваете свой дом или поселок, просите Siri найти вам то, что надо, и она найдет вам… правда, скорее всего, это будет не совсем то, что надо вам, а нечто из того, что надо продать, а вам оно, в общем, подходит.

Что собой представляет новый рынок нового мира?

Самые динамично развивающие и популярные современные рынки B—>C (компания — человек) и C—>C (человек-человек). По сути же, посередине появляется компьютер и софт, который заменяет специалистов с двух сторон. То есть, со временем с двух сторон могут оказаться не профессионалы, а пользователи, формируется новый устойчивый тип экономики. Экономика, таким образом, из потребительской постепенно становится «машинной», основную добавленную стоимость которой производят машины, машины же становятся существенной статьёй затрат, люди определяют свою новую экономическую роль.

Будущее нельзя угадать, его надо придумать, договориться и сделать. Куда направлены инвестиции, там и произойдут изменения. А инвестируются в первую очередь время и внимание. И уж только за ними идут деньги. Как только время и внимание обретают фокус, происходит то, что в этот фокус попадает: производство технологических решений, формируется новый технологический, деятельный и поведенческий уклад. Возникают новые нормы и правила меняется законодательное регулирование. Ключевой компетенцией становится система управления деятельностью и повседневным поведением.

Цифровую экономику нельзя разделить на то, что происходит у нас, и то, что происходит во всем мире. Здесь нет никаких границ.

Если сегодня происходят такие мощные технологические и социальные изменения, а сотни миллионов человек уже готовы жить в другом формате экономики — цифровой экономике, то как может выглядеть общая картина жизни через двадцать пять, тридцать лет?

Некоторые прогнозы нашего будущего (взяты из тех сфер науки и техники, куда направлены основные инвестиции):

2018 — первая трансплантация головы;

2019 — провода уйдут в прошлое;

2021 — появление нейроимплантов для работы с компьютером;

2026 — первый человек на Марсе;

2042 — первая реализация бессмертия.

Каждый новый тренд — это технологический прорыв. Характерный пример — эволюция компьютерных систем. Например, в 80-е годы ХХ века появились локальные сети, а уже в 2016 году мы видим глобальную облачную инфраструктуру и децентрализацию сетей.

Распределенная децентрализованная среда

Каждый из нас поместил себя в эту распределенную децентрализованную среду (в основном за счёт распространения смартфонов), возникло ограничение: мы общаемся с реальностью посредством устройства. И для нас базовым ограничением являются интерфейс, устройство, программа.

Мы размышляем о жизни в логике цифровой, сетевой деятельности, которую не понимаем. Нам же, в принципе, все равно, как всё это, окружающее нас, работает. Карманная машинка, что-то там происходит, что-то меняется, обновляется. Мы, пользуясь устройствами, носим «цифровой хвост», оставляем «цифровой след», являемся частью мирового цифрового пространства, в котором вшиваются и отпечатываются наши решения и поступки – ведется безостановочная хроника нашего комфортного проживания, купленного нами в логике урбанизации, как расселения нового типа.

Как работать в информационном пространстве — в пространстве экономики — чтобы получить знания, необходимые нам для производства решений?

Есть системная сложность: скорость изменений превышает скорость познания. Как быстро мы бы не изучали наш цифровой мир, в тот момент, когда мы включились в исследование окружающих нас элементов, все уже изменилось. Высокая неопределенность и дефицит времени становятся основным свойством сегодняшней жизни в цифровой экономике.

Вернусь к Blockchain. Это ответственное хранение документов, идея которого реализована во всех системах документооборота и закреплялась на государственном уровне, например, Декрет Народных комиссаров № 313 «О хранении и уничтожении архивных дел» от 31.03.1919 года.

Сатоши Никомото говорил: вы не умеете жить в пространстве доверия, поэтому я сделаю для вас программу, которая не позволит вам обманывать друг друга. Правильный и красивый посыл. Хотя… тут есть сомнения. Человек настолько предприимчив, что рано или поздно Blockchain будет взломан или использован для манипуляции и обмана (пока нет точного описания как, но точно не на благо общества, а для удовлетворения личных потребностей того, кто это сделает).

Оцифровка человеческих слабостей никогда не приведет к человеческой силе.

Индивидуальные системы работы со знаниями — то, чем занимаются основные технологические стартапы — Uber, Airbnd и многие другие. Особенностью такого продукта является то, что он позволяет каждому пользователю найти свой канал для получения знаний.

Пройдя по цепочкам и связкам, корневым системам и кронам рассуждений и переживаний, рисуя и различая образы прошлого и будущего возвращаемся к онтологии, онтологии деятельности и онтологическим моделям деятельности, которые требуются для сегодняшнего дня. Сделаю допущение. «Вначале была» метафизика, служившая для исследования первоначальной природы реальности мира и бытия как такового, при этом отвечая на основные вопросы: как устроен этот мир, как его познать, что делать с самим собой в этом мире. Онтология - Метафизика порождала науки и искусства, дающие возможность разгадать технологиями тайны природы. Сформировавшаяся, как следствие, позитивистская наука практически мгновенно, с точки зрения истории, выдвинула человека в сегодняшние цивилизационные обстоятельства. Но онтологический фундамент лишь «скрылся» под стенами современного технологического уклада.

Мы говорим о кибернизации, киберфизических и кибербиофизических устройствах новых форм жизни, о киберпанке и цифровом коммунизме, о тотальной свободе и диктатурах новых цифровых иерархий, о цифровых кочевниках, о сетевых сообществах и корпорациях более могущественных чем государства, пугаем и воодушевляемся сингулярностью.

А заводя разговор о глобальной цифровизации Мира и цифровой экономике России, приходим к тем же вечным вопросам, которые пытались решить все жившие до нас.

Я – Ты – Мы – Все.

Моё – Твоё – Наше – Общее.

Как распределить Ответственность за свои решения и последствия. Если мы не разберемся с этими вопросами, мы вновь будем сыграны в чужой игре.

Сейчас, при наличии явно выраженной политической воли высшего руководства страны, на уровне исполнения происходит замещение стратегии тактикой. Вместо совместного создания общего пространства цифрового взаимопонимания для Деятельности с применением новейших технологий в условиях сложности и неопределённости, формируются локальные группы по отраслевому критерию, которые действуют разрозненно, в логике - дизайн, презентация, кейс, без должного внимания к полноценному проектированию.

Именно онтология и онтологическое моделирование деятельности и сегодня находятся в основании научно-технического прогресса и технологического развития. Онтологическое моделирование и проектирование деятельности, с учётом «длинного» модуля компетенций для конвертации знаний, позволяет соединить продукты Фундаментальной науки (теории и гипотезы) с разработкой и производством продуктов на традиционных и новых рынках. Позволяет создавать эффекты конечного пользователя, вместо создания многосложных и запутанных систем автоматизации управления отношениями, работающих сами на себя.

Ресурсно обеспечить движение «методом проектного тыка» или исследовать многообразие во всём многообразии вряд ли удастся.

Остро необходимо сформировать пространство взаимопонимания и научиться работать в данном пространстве в логике совместного создания общего позитивного будущего. От идеального замысла через разработку и проектирование к продуктам и эффектам. От моделей и методологии к управлению сложностью пространства и времени, любого предмета деятельности. 

Читайте также:

By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to http://onto.digital-economy.ru/